Вчера европейские историки и политики, в первую очередь в России и в Центральной Европе, вспоминали 70-летие события, предварявшего начало Второй мировой войны, — подписание 23 августа 1939 года советско-германского пакта о ненападении и тайных протоколов к нему.

На этой неделе и президент России Дмитрий Медведев, и председатель правительства Владимир Путин побывают в тех местах, где 70 лет назад разворачивались трагические события. В рамках своего визита в Монголию Медведев посетит завтра берега легендарного озера Халхин-Гол, где Красная армия нанесла тогда поражение японским агрессорам, а Путин в выходные отправится в Гданьск, где наряду с другими европейскими лидерами будет участвовать в церемониях, посвященных 70-летию нападения гитлеровцев на Польшу, ставшую первой жертвой самой кровопролитной войны в истории человечества.
На минувшей неделе, напомним, российская Служба внешней разведки (СВР) выступила с официальным заявлением, согласно которому "заключение Советским Союзом договора с фашистской Германией о ненападении в августе 1939 года (более известного как пакт Молотова — Риббентропа) было для СССР в складывающихся обстоятельствах единственно доступной мерой самообороны".

http://www.gzt.ru/f/upload/picture/09/08/24/image_4304.jpg

Почти треть респондентов ничего не знают о пакте Молотова - Риббентропа, а две трети считают, что в этом договоре нет ничего предосудительного.

По словам генерал-майора СВР в отставке Льва Соцкова, автора-составителя выпущенного СВР сборника рассекреченных документов "Прибалтика и геополитика", "британское и французское правительство, подписав Мюнхенское соглашение 1938 года, сделали ставку на сговор с Гитлером. В августе 1939 года делегации этих стран сорвали московские переговоры по созданию антигитлеровской коалиции".
Российский историк, сотрудница Института всеобщей истории РАН Наталья Лебедева в беседе с корреспондентами "Газеты" напоминает, что для советских дипломатов, привыкших к антифашистскому курсу, договор с Берлином оказался шоком.
"Так, — напоминает Лебедева, — 24 августа 1939 года полпред СССР в Великобритании Иван Майский писал в своем служебном дневнике: "Наша политика явно делает какой-то крутой поворот, смысл и последствия которого мне пока еще не вполне ясны. В городе смятение и негодование.
Особенно неистовствуют лейбористы.
Они обвиняют нас в измене принципам, "в протягивании руки фашизму". В Литве известие о подписании договора вызвало пессимистические настроения, тогда как эстонские и латвийские дипломатические представители высказывали более позитивные оценки этого документа, но с оговоркой: "...если только действительно нет секретного соглашения о разделе Прибалтики".

Внук за деда не отвечает
Спустя 70 лет после подписания договора и даже спустя 20 лет после того, как секретный протокол к нему был официально осужден Съездом народных депутатов СССР, споры политиков и историков вокруг документа не теряют своей остроты. Особенно остро тема протоколов воспринимается, как известно, в Прибалтике и Польше.
Комментируя юбилей подписания пакта, внук Молотова, бывший депутат Госдумы, ныне исполнительный директор "Русского мира" Вячеслав Никонов в беседе с корреспондентом "Газеты" заявил: "Всегда очень сложно оценивать правильное или неправильное в истории. Во всяком случае, я не вижу лучшего решения на тот момент. На мой взгляд, наиболее точно тогда же сказал Черчилль: "Насколько цинично, настолько холодно и расчетливо". В тот момент альтернативы не было, договоренность с западной державой провалилась, Польша гарантий безопасности от нас не хотела.
Стоял вопрос, где остановятся немецкие войска, после того как войдут в Варшаву".

"Гитлер перехитрил Сталина"
"Я недавно был на международной исторической конференции в Москве, и там российские и немецкие, кстати, историки ясно показывали, что именно благодаря этому пакту, да и последовавшим за ним протоколам и соглашениям о дружбе Гитлер смог дойти до Москвы зимой 1941 года, — сказал корреспонденту "Газеты" литовский историк, бывший директор Института истории Литвы Альвидас Никжентайтис. — Если следовать научной точке зрения, то можно утверждать, что да, Гитлер перехитрил Сталина. Но есть и другая точка зрения — официальная, и она отвечает общепринятым в России установкам и взглядам на Великую Отечественную войну, которая "под руководством Сталина", где есть советский воин-освободитель и так далее".

Литва охотно захватила соседние земли
Бывший народный депутат СССР, бывший депутат Госдумы Виктор Алкснис вспоминает, что вопрос о протоколах Молотова — Риббентропа был одним из самых горячих на заседаниях советского парламента в 1989 году.
Он до сих пор решительно оппонирует позиции литовских властей по этому, казалось бы, давнему вопросу.
"Убежден, что литовские политики полностью утратили чувство реальности, — сказал Алкснис корреспонденту "Газеты". — Уж кому-кому, но только не Литве поднимать вопрос по поводу 23 августа — дня подписания в 1939 году пакта о ненападении между СССР и Германией. Напомню, что именно благодаря этому пакту, а вернее, тем самым знаменитым секретным протоколам к нему Литва получила около трети своей территории в современных границах. В частности, именно тогда она получила огромный кусок бывшей польской территории".
10 октября 1939 года, напоминает бывший депутат, в Москве на основании секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении был подписан Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между СССР и Литвой, в соответствии с которым Литве была передана часть территории Польши, а именно город Вильно и Виленская область. Таким образом, Литва незаконно получила территорию общей площадью 6,65 тыс. кв. км с населением 457,5 тыс. человек, основную часть которых составляли белорусы, поляки, евреи, русские, и только 100 тыс. были литовцами, причем в Вильно литовцев проживало менее 2%.
По мнению Алксниса, Литва была активной участницей территориального передела Восточной Европы, поскольку принимала активное участие в практической реализации тех самых секретных протоколов к пакту Молотова — Риббентропа, который она так гневно сегодня осуждает.

Малые страны исчезали с карты
Лебедева, однако, замечает, что, решая в ходе переговоров то с англо-французской коалицией, то с Германией судьбы стран Балтии, "советское руководство не утруждало себя в канун и в первые дни войны проведением деятельной внешней политики в самой Литве и других государствах этого региона, предпочитая лишь отслеживать ситуацию в них. Руководство Народного комиссариата иностранных дел СССР скептически относилось к идеям и предложениям некоторых своих дипломатических представителей в Каунасе и Клайпеде по активизации советской политики в этой стране и отрыву литовцев от их немецкой ориентации".
"Примечательно, что у нас в Литве пакт Молотова — Риббентропа — тоже миф! — признал Никжентайтис.— Он стал для большинства литовцев своеобразной второй религией. Что теперь делать? Тут есть два пути. Один — это искать в прошлом конфликты и противоречия, второй — пытаться оценивать это прошлое в более широком контексте и бесконфликтно. История никогда не сможет стать достоянием одних лишь историков. И никогда не будет так, что одна из сторон абсолютно безгрешна, а другая стопроцентно виновата".

Добрая половина россиян одобряет заключение пакта Молотова — Риббентропа
В пятницу Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) обнародовал результаты соцопроса, проведенного в канун 70-летия подписания пакта Молотова — Риббентропа. Согласно его итогам 67% респондентов продемонстрировали знания о существовании соглашения о ненападении между СССР и Германией и лишь 27% впервые узнали об этом договоре от интервьюера.
Большинство (57%) россиян уверены, что Сталину ничего не оставалось, кроме как подписать пакт для того, чтобы отсрочить начало войны. Только четверть россиян, напротив, выразили уверенность, что заключение договора СССР с фашистской Германией только помогло Гитлеру развязать войну.
Как правило, такой позиции придерживаются сторонники оппозиции и жители Уральского региона.
По мнению 63% сограждан, Сталин заключил соглашение с Гитлером, чтобы оттянуть начало или даже вовсе избежать войны.
Менее распространена версия о том, что советский вождь намеревался поделить сферы влияния в Европе и расширить границы своего государства за счет Прибалтики и восточной Польши. Такого мнения придерживаются лишь 14% россиян.
При этом незначительная часть (9%) полагает, что руководство СССР надеялось, что война между Германией и другими странами Запада ослабит Европу и впоследствии тем самым облегчит последующее распространение в ней идей коммунизма.
Отвечая на вопросы о причинах начала Второй мировой войны 1 сентября 1939 года, россияне чаще всего связывают это событие с бездействием в 1933—1938 годах Лиги наций (28%). На втором месте (20%) — нежелание Англии и Франции заключить антигитлеровскую коалицию с советской Россией, которое и предопределило подписание пакта Молотова — Риббентропа. 17% указывают в качестве причины на мюнхенский сговор 1938 года.
Реже всего сограждане связывают начало Второй мировой с подписанием советско-германского пакта. Так считают только 14% респондентов.

Двойное дно пакта
Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (также известный как пакт Молотова — Риббентропа) был подписан 23 августа 1939 года наркомом по иностранным делам В.М. Молотовым со стороны СССР и министром иностранных дел И. фон Риббентропом со стороны Германии. Он появился после длительного периода враждебности между СССР и Германией, возникшей после прихода нацистов к власти. Пакт представляет собой типичный договор о ненападении. К нему, однако, прилагался секретный дополнительный протокол о разделе "сфер территориальных интересов" между СССР и Германией. Протокол относил к сфере интересов СССР в Прибалтике Латвию, Эстонию и Финляндию, к сфере интересов Германии — Литву. Раздел Польши на две части прошел по линии Нарев — Висла — Сан. Кроме того, СССР заявлял о своем интересе к Бессарабии, а Германия против этого не возражала.
1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, а 17 сентября пересекла польскую границу и двинулась навстречу немецким войскам Красная армия, которая присоединила к Белорусской ССР и Украинской ССР западные области Польши. Спустя год к СССР были присоединены Прибалтика и Бессарабия.
Документ фактически утратил свою силу после нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года.
Секретные протоколы были осуждены постановлением II Съезда народных депутатов СССР 24 декабря 1989 года.
Протоколы были признаны юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания. "Протоколы были использованы Сталиным и его окружением, — говорилось в решении съезда, — для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства и нарушения взятых перед ними правовых обязательств".
Подчеркивалось, что это "не отражало волю советского народа, который не нес ответственность за этот сговор".
Резолюцией ПАСЕ, принятой в начале прошлого месяца, 23 августа объявлено в Европе днем памяти жертв нацизма и сталинизма.

Законны ли претензии Прибалтики к России?
Виктор Алкснис, зампред партии " Народный союз " , бывший депутат Госдумы

икаких законных оснований для предъявления претензий со стороны прибалтийских стран нет. Все, что происходило 70 лет назад, — это нормальный политический процесс, который идет на протяжении столетий. Ведь и до заключения пакта, и после него выдвигались и выдвигаются аналогичные претензии. Поэтому прибалтам в первую очередь надо жаловаться самим на себя. Достоверно известно, что входившие на территорию Прибалтики в июне 1940 года советские войска встречались духовыми оркестрами латвийско-эстонско-литовской армии, а воинские части этих республик в приветствии выстраивались вдоль дорог. Сотни тысяч встречающих выходили с цветами к танкам Красной армии. И что самое примечательное: во время так называемой оккупации не раздалось ни единого выстрела.
Но разве во время оккупации так может быть? Я понимаю, что нынешних " борцов за независимость " в Прибалтике бесит то, что тогда все было именно так, и они пытаются свалить все с больной головы на здоровую. Всему этому есть довольно простое объяснение. В тот момент народы прибалтийских стран оказались перед выбором: либо действительно попасть под гитлеровскую оккупацию, либо войти в состав Советского Союза, чтобы ее избежать. И тогда все, в том числе и политические элиты этих стран, приняли для себя решение войти в состав СССР, зная, что Советский Союз и Германия подписали пакт Молотова — Риббентропа, и надеясь, что войны между ними не будет. Тем самым прибалты просто спасали себя. В тех условиях это был исторический выбор прибалтийских народов.